"Из сына врага народа я стал главой государства": яркие цитаты Шушкевича

Экс-руководитель независимой Беларуси умер в ночь на 4 мая на 88-м году жизни, месяцем ранее он перенес в тяжелой форме коронавирус, болезнь сильно подорвала состояние здоровья политика.
"Из сына врага народа я стал главой государства": яркие цитаты Шушкевича
Фото: wikipedia.org

Станислав Шушкевич, бесспорно, был ярким политиком постсоветского пространства, руководил Верховным советом Беларуси в 1991-1994 годах. Именно Шушкевич в конце 1991 года вместе с Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком в буквальном смысле приложил руку к распаду СССР, подписав в Вискулях Беловежские соглашения.

В 1994 году политик баллотировался на пост президента республики, но не был избран. А в 1995 году вновь вошел в число депутатов Верховного совета Беларуси и долгое время возглавлял партию "Белорусская социал-демократическая Грамада".

Бывший глава независимой Беларуси много ездил по миру, читал лекции в университетах, участвовал в форумах, общался с журналистами.

В самой Беларуси о Станиславе Шушкевиче сложилось неоднозначное мнение в обществе. Одни называют его человеком, который разрушил Союз и принес нищету. Другие считают политика одним из символов независимости, создателем белорусского государства.

Портал Tochka.by собрал интересные высказывания первого лидера постсоветской страны о карьере, жизни в СССР и видении будущего Беларуси.

О Беловежских соглашениях

Пожалуй, чаще всего Станислав Шушкевич рассказывал в своих интервью о Беловежских соглашениях 1991 года. Историческое событие, за которым последовал парад суверенитетов советских республик. О распаде Союза политик никогда не жалел, а подписание документов в пуще называл "славным делом".

Embed from Getty Images

"Мы славное дело сделали. И сделали консенсусом. Никакого сомнения в том, что мы все вместе этого хотели, нет. Если бы мы что-то упустили, боюсь, был бы "югославский вариант", который предсказывали в переписке со своими правительствами многие дипломаты мира. Союз после августовского путча распался бы и без нас", – заявлял Станислав Шушкевич американским СМИ.

Об отношениях с Горбачевым

Несмотря на то, что экс-лидер СССР Михаил Горбачев называл соглашение в Вискулях преступным, а подписантов – преступниками, Станислав Шушкевич в уважительной манере высказывался о первом советском президенте. Но не скрывал, что Горбачев растратил со временем народную популярность и впоследствии стал слабым лидером.

"Когда Михаил Горбачев пришел к власти, когда он без бумажки отвечал на вопросы корреспондентов, я повесил его портрет у себя над рабочим столом заведующего кафедрой. Но после того, как он выступил по событиям в Чернобыле и вел себя не как глава государства, отвечающий за народ и его благополучие, а как коммунист, и только потом уже как человек, я этот портрет сорвал, разорвал и выбросил в мусорное ведро", – говорил политик в интервью российскому порталу Лента.ру.

О советском прошлом

При всем том, что Шушкевич не отрицал того факта, что советская политическая система в 90-х годах была нежизнеспособна, а распад СССР – неизбежен, он часто называл себя "советским человеком".

"Я по сей день остаюсь советским человеком – с точки зрения тех правил, которые пропагандировала власть в СССР. Я считал, что воровать – плохо. Что устраивать [на должности своих людей – Tochka.by] – тоже… Но я боролся, чтобы не было беззакония. Если по закону не положено – значит, и не должно того быть. В этом отношении я был и остаюсь советским человеком", – говорил Шушкевич в том же интервью Лента.ру.

О самом лучшем образовании

До прихода в политику Станислав Шушкевич сделал карьеру в науке и педагогической сфере. В 38 лет он стал профессором Белгосуниверситета, возглавил кафедру ядерной физики вуза. Позже стал лауреатом премии Совета министров СССР и Госпремии БССР, членом-корреспондентом Академии наук БССР.

Embed from Getty Images

Советское образование политик считал одним из лучших в мире и уже в годы независимости Беларуси неоднократно говорил, что советскую систему преподавания знаний рушить нельзя.

"Я скучаю по советскому образованию в области естественных наук. Имел возможность сравнивать его со многими университетами мира, в том числе не только как наблюдатель, но и как активный участник — приглашенный лектор. Я был в Гарварде, Йельском университете, университете Джорджа Вашингтона, Колумбийском и многих других университетах США. Хочу вам сказать, что на момент, когда СССР прекратил свое существование, мы, "естественники" ведущих университетов СССР, не очень-то отставали от лучших учебных заведений мира", – высказывался Шушкевич в интервью порталу Onliner.

О национализме и патриотизме

Шушкевич всегда называл себя патриотом, который любит Беларусь и ее родной язык. При этом критиковал ксенофобию и шовинизм, отметая обвинения в свой адрес на этот счет.

"Я никогда не позволю себе сказать, что белорусы лучше, чем чукчи, армяне, русские. Это уже будет гадость, начало нацизма. Я хочу, чтобы моей нацией можно было гордиться, но не желаю, чтобы она доминировала, ущемляя интересы других. Поверьте, истинные национальные культуры всегда со знаком плюс, они всегда складываются и обогащают друг друга", – отмечал он.

О пути Беларуси

Шушкевич был сторонником европейского пути развития Беларуси. При этом не отрицал того факта, что с Россией у республики должны быть партнерские и добрососедские отношения. У РФ всегда будет особый путь развития, который Беларуси копировать ни к чему, говорил он.

"Потому что Россия и сейчас — империя, и у нее совершенно другие устремления. Точно так же, как мы не можем быть похожи на США, мы не можем быть похожи и на Россию. Но мы можем в чем-то быть похожи на Швецию и другие небольшие европейские государства. Можно сказать так: я всегда за русских, за Россию, но не за Кремль", – заявлял экс-глава Беларуси в том же интервью.

Итоги жизни

О прошедшем времени Шушкевич вспоминал с ностальгией. Если о чем сожалел – лишь о том, что был очень доверчив и старался видеть в политиках скорее хорошее, нежели плохое.

Embed from Getty Images

"Я ни о чем не жалею и считаю, что достиг гораздо большего, чем можно было достигнуть. Простите, из сына врага народа стать первым лицом в государстве без обмана, подлога и объединения с нечестивцами было не так-то просто. Я никогда не шел недобросовестным путем, и, если бы у меня появилась возможность вернуться сейчас в любую точку жизни, думаю, я действовал бы так же", – говорил экс-руководитель в 2014 году.

>>> Больше интересных историй – подпишитесь на наш Telegram.